Марк Ульпий Траян

Марк У́льпий Трая́н (Marcus Ulpius Traianus, после усыновления Marcus Ulpius Nerva Traianus) (15 сентября 53, Италика, Бетика — 8/9 августа 117, Селинунт, Киликия) — римский император из династии Антонинов (Caesar Nerva Traianus Augustus, c 28 января 98). Великий понтифик с 98. Почётные титулы: Germanicus (с октября/ноября 97), Pater patriae (с 98), Dacicus Maximus31 декабря 102), Optimus (с весны 114), Parthicus21 февраля 116). После смерти обожествлён (Divus).

Содержание

Ранняя карьера и начало правления

Траян был первым императором, рождённым вне Рима. Его семья восходила к группе солдат, которую Сципион в 205 до н. э. переселил в Италику Испанскую.

Oтец, Марк Ульпий Траян-старший (?30 — до 100), был предположительно первым в роду, который добился сенаторского сословия, при Нероне. В 60 он был назначен прокуратором в Бетику, возможно командовал легионом под начальством Корбулона в начале 60-х гг., в 67 он был назначен легатом легиона X Fretensis под начальством тогдашнего прокуратора Иудеи Веспасиана, с ноября 70 он служил в Каппадокии, в том же году получил консулат, а с осени 73 — в Сирии, где он предотвратил попытку парфянского вторжения. B 79/80 он был проконсулом Азии. После смерти, в 113, он был обожествлён, получив почётный титул «divus Traianus pater».

Матерью Траяна была Марция, родившая ему сестру Ульпию Марциану в 48.

Службу Траян начал монетным триумвиром в 74 (triumvir monetalis), ответственным за чеканку валюты. Примерно в это время он женился на Помпее Плотине, родом из Немауза (Нарбоннская Галлия). В 75 он стал трибуном-латиклавием в Сирии, а двумя годами позднее был переведён на ту же должность в один из легионов, расквартированный в Германии. В январе 81 Траян стал квестором, а в 86 — претором. В следующем году он был назначен легатом легиона VII Gemina в Тарраконской Испании и в январе 89 участвовал в подавлении восстания Сатурнина и его германских союзников хаттов, за что в 91 получил консульство. Позднее последовало прокураторство в Нижней Мёзии и Верхней Германии.

В сентябре 97 Траян, находясь в Могонциаке после завершения успешного похода против свевов, получил от Адриана известие о том, что был усыновлён Нервой. Когда 27 января следующего года Нерва умер, Траян получил титул императора и 25 октября проконсульскую (proconsulare imperium maius) и трибунскую (tribunicia potestas) власть; в общей сложности он был трибуном 21 раз, однако в Рим вернулся не сразу, приняв решение временно остаться в Германии, став в 98 консулом вместе со своим фактическим соправителем Нервой. Через 27 дней прибывший из Рима Адриан сообщил находившемуся в Колонии Агриппины Траяну о смерти Нервы. Тем не менее весной Траян начал инспектировать положение дел на дунайской границе, посетив Панннонию и Мёзию, пострадавшие от нашествий давнего врага Рима Децебала, и лишь в сентябре следующего года вернулся в Рим. Месяц спустя Траян провёл раздачу первого конгиария — денежного вознаграждения каждому гражданину в честь своего вступления в должность.

Военная деятельность

Траян внёс существенные изменения в структуру римской армии в целом. Были созданы:

  • легионы II Traiana Fortis и XXX Ulpia Victrix (оба в 105 для второй дакийской кампании, так что общее число легионов достигло при Империи максимума — 30);
  • алы I Ulpia contariorum miliaria и Ulpia dromedariorum, состоящая из боевых верблюдов, несколько подразделений из романизованных даков и 6 вспомогательных когорт из набатейцев;
  • новая конная охрана (equites singulares) исходной численностью в 500 человек из жителей Фракии, Паннонии, Дакии и Реции.

Так называемые frumentarii были преобразованы в разведывательное формирование, обосновавшееся в Иностранном лагере (Castra Peregrinorum). Для укрепления дунайской границы был возведён Траянов вал. В медицинской службе появились 3 новые должности — medicus legionis, medicus cohortis и optio valetudinarii (cоответственно легионный и когортный медик и заведующий военным госпиталем).

Дакийские кампании

Уже почти с самого начала правления Траян, не мешкая, стал готовиться к дакийской кампании, призванной раз и навсегда отвести серьёзную угрозу, долгое время нависавшую над дунайской границей. Подготовка велась почти год — в горных районах Мёзии были построены новые крепости, мосты и дороги, к девяти стоявшим на Дунае легионам были добавлены войска, вызванные из Германии и восточных провинций. В базе легиона VII Claudia Pia Fidelis Виминации был собран ударный кулак из 12 легионов, 16 ал и 62 вспомогательных когорт общей численностью до 200 тыс. человек, после чего, в мартe 101, армия, нарушив договор Домициана и разделившись на две колонны (западной командовал сам Траян), на понтонном мосту перешла Дунай. Этим силам противодействовала приблизительно 160-тысячная (включая 20 тыс. союзников — бастарнов, роксоланов и, предположительно, буров) армия Децебала.

В Тибиске войско вновь соединилось и стало продвигаться к Тапам, на подступах к столице Дакии Сармизегетузе, где в сентябре произошла битва с оказавшими упорное сопротивление даками.

Отклонив просьбу Децебала о мире, Траян был вынужден прийти на помощь атакованным крепостям к югу от Дуная, где тем не менее его постиг успех — прокуратор Нижней Мёзии Лаберий Максим пленил сестру Децебала, без боя были отвоеваны захваченные после поражения Фуска трофеи. В феврале 102 г. близ Адамклисси произошла кровопролитная битва, в ходе которой Траян приказал разорвать на бинты собственные одежды. Погибло почти 4 тысячи римлян. В честь этой пирровой победы в Адамклисси были воздвигнуты монументальные памятники, огромный мавзолей, могильный алтарь со списком погибших и небольшой курган. Весной было начато контрнаступление, однако римляне, приложив значительные усилия, отбросили даков обратно в горы.

Повторную просьбу о мире Траян вновь отклонил и уже осенью сумел подойти к Сармизегетузе. На третью попытку провести переговоры Траян согласился, так как его армия к тому времени была истощена в боях, но с достаточно суровыми для даков условиями, хотя поздней осенью 102 ни Траян, ни его командиры не верили в успешное завершение борьбы. Тем не менее в декабре был отпразднован триумф, а чтобы иметь возможность быстро перебрасывать в Дакию подкрепления, Траян приказал своему гражданскому инженеру Аполлодору выстроить возле крепости Дробеты грандиозный каменный мост через Дунай, но из-за несоблюдений договора его строительство было ускорено, а охрана поручена легиону I Italica.

6 июня 105 Траян был вынужден начать новую кампанию, но мобилизовал меньшие силы — 9 легионов, 10 конных ал, 35 вспомогательных когорт (всего — более 100 тыс. чел.) и две дунайские флотилии. В результате боев римляне вновь проникли в горы Орэштие и остановились у Сармизегетузы. Траян потребовал выдачи Децебала и сдачи всей его армии в плен, но Децебал стал готовиться к решительному бою. Траян осадил превратившуюся в крепость столицу. B июле Траян взял её, но в конце концов даки её подожгли, часть знати, чтобы избежать плена, совершила самоубийства. Oстатки войск вместе с Децебалом бежали в горы, однако в сентябре были настигнуты римским конным отрядом во главе с Тиберием Клавдием. Децебал покончил с собой и Тиберий, отрубив ему голову и правую руку, отослал их Траяну, который передал их в Рим. К концу лета 106 войска Траяна подавили последние очаги сопротивления и Дакия стала римской провинцией. По данным позднеантичного автора Иоанна Лида, ссылавшегося на военного медика Траяна Титa Статилия Критона, было взято около 500 тыс. военнопленных.

В дакийских походах Траян сумел создать корпус талантливых командующих, в который входили Луций Лициний Сура, Луций Квиет и Квинт Марций Турбон. В сферу римского влияния попало северное побережье Понта (Чёрного моря). Контроль над Боспором и политическое влияние на иберов были усилены.

Восточная кампания

На Западе империя достигла своих естественных границ — Атлантического океана, поэтому Траян переместил центр тяжести своей внешней политики на Восток, где продолжали сохраняться богатые и стратегически важные, но ещё не освоенные Римом области.

Сразу после завершения покорения Дакии Траян аннексировал Набатейское царство, воспользовавшись раздорами после смерти его последнего царя Рабела II. Весь район от Хаурана на севере и до Аккабского залива на юге без особого сопротивления был занят военачальником Траяна Авлом Корнелием Пальмой и 22 марта 107 превращён в преторскую провинцию Аравия.

Разногласия со старым врагом Парфией в связи с кандидатами на армянский трон (парфянским ставленником был Партамасирис, римским — Аксидар) стали катализатором к подготовке главной фазы кампании, в ходе которой были завоеваны плацдармы для наступления. После неудачных переговоров с парфянским царем Хозроем в октябре 112/113. Траян выехал из Италии, одновременно на Восток было переброшено подкрепление из дакийских гарнизонов, так что всего против Парфии было нацелено 11 легионов.

7 января 114 Траян прибыл в Антиохию для ликвидации возникших после парфянских налётов беспорядков, а позднее через Самосату в верхнем течении Евфрата отправился в Саталу — место сбора северной группировки войск. Отвергнув формальное признание Партaмасирисом римской власти, Траян быстро занял армянское нагорье. На севере были начаты успешные переговоры с Колхидой, Иберией и Албанией, обезопасившие римлянам восточное Причерноморье. Ликвидировав парфянское владычество на юго-востоке Армении, войска поэтапно заняли Атропатену и Гирканию. Осенью все регионы Армении и часть Каппадокии были объединены в провинцию Армения.

В 115 Траян начал наступление на северо-западную Месопотамию. Местные князьки, вассалы Хозроя, почти не оказали сопротивления, так как он был занят в восточной части царства и не мог оказать им никакой помощи. После занятия основных городов — Синтары и Низибиса — в конце года Месопотамия была также объявлена провинцией. Вторично находясь в Антиохии, 13 декабря 115, Траян чудом спасся во время разрушительного землетрясения, выпрыгнув из окна дома и несколько дней был вынужден провести под открытым небом на ипподроме. Тяжёлые разрушения этой тыловой базы армии затруднили дальнейшие действия, однако весной следующего года завершение строительства большого флота на Евфрате ознаменовало продолжение кампании.

Армии двинулись по Евфрату и Тигру двумя колоннами, связь между ними поддерживалась по-видимому по старым каналам, восстановленным Траяном. После занятия Вавилона корабли евфратской армии были транспортированы по суше к Тигру, где войско соединилось и вошло в Селевкию. Хозрой практически не сумел справиться с внутренними раздорами и парфянская столица Ктесифон была взята без особого труда, в результате чего царь был вынужден бежать, однако была пленена его дочь. Позднее Септимий Север после своего парфянского похода униженно просил сенат присвоить ему титул «divi Traiani Parthici abnepos» — «праправнук божественного Траяна Парфянского».

Траян добился небывалого успеха: в районе Селевкии и Ктесифона была создана очередная провинция — Ассирия, в устье Евфрата было взято Мезенское царство, а флотилия спустилась вниз по течению Персидского залива и Траян, которого радушно встретили в портовом городе Хараксе, начал планировать дальнейшее продвижение до Индии. По одной из легенд он вышел к морю и увидев плывущий в Индию корабль, воздал хвалу Александру Македонскому и сказал: «Если бы я был молодым, я вне сомнений отправился бы в Индию».

Провинциальная политика

Жителям нескольких городов своей родной Испании Траян предоставил римское гражданство. В процессе колонизации Дакии Траян переселил из романизованного мира большое число людей, так как коренное население из-за агрессивных войн Децебала значительно поредело (Eu., VIII, 6, 2). Большое внимание Траян уделил золотодобывающей промышленности и направил на некоторые разработки квалифицированных в этом деле пирустов. Уже существующие римские центры, такие как Петовион в Верхней Паннонии или Рациария и Эск в Нижней Мёзии были возведены в ранг колоний, образован целый ряд муниципий, старые города, например, Сердик, планомерно восстанавливались.

В присоёдиненном Набатейском царстве из-за его большого стратегического значения началась не менее бурная романизация. Так же, как и на Дунае, сразу же началось строительство дорог, укреплений и системы наблюдения. Уже при первом прокураторе Г. Клавдии Севере было начато строительство соединяющих магистралей между Красным морем и Сирией. Систематически ремонтировалась и охранялась дорога от Аккабы через Петру, Филадельфию и Бостру на Дамаск, которая представляла собой булыжную мостовую шириной в семь метров и являлась одной из самых важных шоссейных дорог на всем Ближнем Востоке. Параллельно с этой магистралью была построена эшелонированная система наблюдения с маленькими крепостями, башнями и сигнальными станциями. Их задача состояла в контроле над караванными путями и оазисами в пограничной зоне и в наблюдении за всей караванной торговлей.

Восстания

Несмотря на колоссальные достигнутые успехи, ещё в 115 в армейском тылу начались поначалу единичные иудейские восстания. Многие ожидали очередного прихода мессии, обострившего сепаратистские и фундаменталистские настроения. На Киренаике некий Андрей Лука разгромил местных греков и приказал разрушить храмы Аполлона, Артемиды, Деметры, Плутона, Изиды и Гекаты, Саламин на Кипре был разрушен евреем Артемионом, в Александрии начались массовые беспорядки между евреями и греками. Надгробие взявшего Иерусалим Помпея было практически разрушено. Египетский прокуратор Марк Рутилий Луп смог лишь выслать легион (III Cyrenaica или XXII Deiotariana) для защиты Мемфиса. Для восстановления порядка в Александрии Траян выслал туда Марция Турбона с легионом VII Claudia и военными судами, а для реконструкции разрушенных храмов пришлось провести конфискацию иудейского имущества. На Кипре высадился Луций Север.

Однако oсенью следующего года парфяне и евреи развернули большое партизанское движение, достигшее Армении и Северной Месопотамии, чуть позже от Рима отпал греческий город Селевкия. В отличие от остальных очагов восстания в Месопотамии образовался единый фронт, в формирование которого, возможно, внесли значительный вклад мелкие иудейские династии, в рамках парфянского царства продолжавшие управлять своими вассальными государствами. Траян с трудом контролировал ситуацию. В Северную Месопотамию был послан жёсткий Луций Квиет, командовавший мавританскими вспомогательными формированиями, отпавшие Селевкия и Эдесса были взяты штурмом и сожжены. За эти успешные действия Траян в 117 назначил Квиета иудейским прокуратором. Квиет был одним из немногочисленных темнокожих, сумевших сделать карьеру на римской службе.

Но на другом фронте парфяне разбили войско консуляра Аппия Максима Сантры, несколько гарнизонов были уничтожены. Царём в Ктесифоне Траян попытался поставить проримского аристократа Партамаспата, но имевшаяся в распоряжении часть войск уже была переброшена в Иудею. Однако контрнаступление Хозроя было предотвращено — войска пропарфянского армянского царя Санатрука были разбиты, а с Вологезом были проведены переговоры. После завершения месопотамского восстания неизвестный автор написал так называемую «Книгу Эльхазаи», в которой говорилось, что конец света наступит в течение ближайших трёх лет.

Внутренняя политика

Траян пользовался громадной популярностью как в народе так и в высших государственных кругах и, как говорили, отличался большой физической силой и выносливостью. Он любил охотиться, плавать, грести и продираться сквозь лесные дебри. В период своего принципата Траян был консулом всего 9 раз, часто отдавая эту должность своим друзьям. За весь период империи было всего около 12 или 13 частных лиц (privati), сдобывших трёхкратное консульство. При Траяне таковых было трое: Секст Юлий Фронтин, Тит Вестриций Спуринна (оба — в 100) и Луций Лициний Сура (107), а десять его военачальников в дакийских кампаниях и ближайших друзей Луций Юлий Урс Сервиан, Лаберий Максим, Квинт Глиций Атилий Агрикола, Публий Метилий Сабин Непот, Секст Аттий Субуран Эмилиан, Тит Юлий Кандид Марий Цельс, Анций Юлий Квадрат, Гай Созий Сенецион, Авл Корнелий Пальма Фронтониан и Луций Публилий Цельс) два раза были консулами. Новые члены сената стали назначаться из восточных провинций, процессы по оскорблению величия были отменены. Чтобы поприветствовать друзей, Траян часто в праздничные дни заходил к ним в гости или когда они болели. По Евтропию в конце концов окружающие даже стали его укорять, что со всеми он держится как простой гражданин.

Вручая по обычаю новому префекту претория Субурану знак его власти — кинжал — Траян сказал: «Даю тебе это оружие для охраны меня, если я буду действовать правильно, если же нет, то против меня». Говорили, что, отправляясь в один из дакийских походов, он был остановлен женщиной, жаловавшейся на несправедливое осуждение сына. Тогда он сошёл с коня, лично отправился с просительницей в суд, и только когда дело было решено благоприятным для неё образом, поход был продолжен.

Финансы и алиментарная система

Траян продолжил развитие алиментарной системы, то есть системы государственной поддержки малоимущих граждан, заложенной его предшественником — Нервой. В алиментарной системе одним из важных новшеств было создание за счёт налогов и взносов частных лиц нескольких местных алиментарных фондов, которые стали выдавать детям из бедных семей ежемесячные пособия (мальчикам — 16 сестерциев, девочкам — 12). Была введена новая должность кураторов (curatores alimentorum), которые, представляя Рим, получили финансовый контроль в областях Италии и провинций. Ювенал, современник Траяна, выразил знаменитое требование низших слоёв — «хлеба и зрелищ» — и Траян действительно стабилизировал снабжение Рима зерном, обязав каждого сенатора вкладывать треть своего состояния в хозяйство на италийских землях, а из алиментарного фонда под небольшие проценты финансировались крестьяне, из-за чего Италия практически перестала зависеть от египетских поставок хлеба. Бедные италийские землевладельцы смогли продавать свою недвижимость по дорогой цене и покупать дешёвую землю в провинциях. Для импортных зерновых поставок империи в Остии в дополнение к гавани Клавдия была построена новая, гексагональная гавань — Portus Traiani Felicis, управляемая procurator Portus Utriusque (прокуратором обеих гаваней), где баржи от приплывших судов переправляли груз вверх по Тибру в Рим. У такого пирса в принципе мог без проблем пришвартоваться «Титаник» и даже американский авианосец «Нимиц».

Из-за притока 165 т дакского золота и 331 т серебра цена на золото упала на 3—4 %, были отменены все налоги за 106 г., a каждый налогоплательщик получил по 650 денариев, что в два раза превышало годовое жалование легионера. К традиционной столичной раздаче хлеба (к которой было приписано 5 тыс. нуждающихся детей) прибавилась раздача вина и масла, но такая же система практиковалась и в других районах на средства муниципалитета и частных благотворителей.

Строительство

Масштабная строительная программа Траяна, развёрнутая на средства от победоносных походов, оказала огромное влияние на инфраструктуру Рима и Италии и внесла ещё больший вклад в образ лучшего принцепса. Руководил строительством (и проектировал все наиболее значительные сооружения) Аполлодор Дамасский — спутник Траяна ещё с Дакийской кампании. Почти все новые постройки получили когномен или номен Траяна — знаменитая колонна, форум, рынок у нового форума, базилика, так называемый «Tрофей» (Tropaeum Traiani), термы, акведук, дорога (via Traiana, предлагавшая более лёгкий маршрут от Брундизия, чем Аппиева) и другие. В связи с улучшением гавани в Анконе в 114—115 была возведена арка с надписью «providentissimo principi quod accessum Italiae hoc etiam addito ex pecunia sua portu tutiorem navigantibus reddiderit». Но особенно Траян любил выстроенную им же гавань в Центумцеллах. Всю Среднюю и Восточную Европу стала пересекать Дунайская дорога, от юга Чёрного моря через всю Малую Азию до Евфрата стала проходить большая транспортная артерия, вновь был открыт канал от Нила к Красному морю.

Траян и христианство

Наиболее ярким свидетельством отношения римского государства и раннего христианства является переписка Траяна с Плинием Младшим (Секундом), во время наместничества последнего в Вифинии. Раннехристианские общины (экклезии) с точки зрения римского законодательства того времени рассматривались как коллегии — объединения лиц, связанных отправлением культа или общей профессией, и, их деятельность регулировалась имперским законодательством, которое требовало, как минимум, регистрацию и получение разрешения. Христианские же экклезии Вифинии в силу распостранённых тогда в протохристианской среде эсхатологических настроений, от любого взаимодействия с светскими властями отказывалось, что и привело к расследованию. На запрос Плиния Траян ответил, что анонимные доносы принимать не следует, однако в случае доказанности принадлежности к христианам, следует требовать простого отречения, наказывая лишь при отказе от него:

Ты поступал должным образом, мой Секунд, при расследовании дела тех, на которых доносили тебе как на христиан. Нельзя в таких случаях установить раз навсегда определенной формулы. Не надо разыскивать их: если о них донесут и удастся уличить их, надо подвергать их наказанию, руководясь, однако, тем, что раскаяние снимает вину с обвиняемого, какие бы ни лежали на нем подозрения, если он станет отрицать свою принадлежность к христианам, подтверждая свое уверение делом, то есть поклонением нашим богам. Безымянные доносы не должны приниматься во внимание ни при каких обвинениях. Это очень плохой пример, не надо его держаться в наш век.
(Плиний Младший; Письма, 96—97)

Говорят, что однажды проходя мимо Траяновой колонны, Папа Григорий Великий, по его собственным словам, «был уязвлён в самое сердце» мыслью о том, что справедливейший из правителей мучается в аду. Григорий предался усиленной молитве и в конце концов был извещён ангелом о том, что язычник Траян обрёл спасение.

Век Траяна

Траян умер предположительно от инсульта, возвращаясь на корабле в Рим. Его прах, по сообщению Евтропия, был захоронен на построенным в его правления форуме, под колонной Траяна.

Тацит определил период правления Траяна как «beatissimum saeculum» — «счастливейший век» и таким он остался в сознании современников и потомков и всем последующим императорам сенат желал быть «счастливее Августа и лучше Траяна» («felicior Augusti, melior Traiani»).

В «Слове о полку Игореве» упоминается имя «Троян»: фраза «Были вѣчи Трояни» употреблялась в отношении золотого века русских земель; по мнению ряда исследователей, под «Трояном» имеется в виду именно римский император Траян. В подтверждении этой точки зрения фрагмент «рища въ тропу Трояню чресъ поля на горы» интерпретируется как упоминание о лат. Via Traiani — дороге, построенной при Траяне и по которой «легко можно было пройти от Понтийского моря до Галлии» (Аврелий Виктор, О Цезарях, XIII). По другой версии, это лишь ошибочная транслитерация слова «Боян» — древнерусского певца, с языком которого сравнивает своё произведение автор «Слова». О ещё других версиях см. статью Троян (мифология).

См. также

Первоисточники

Литература

  • М. Грант. «Римские императоры»
  • К. Крист. «История времён римских императоров от Августа до Константина»
  • С. И. Ковалёв. «История Рима», гл. VII
  • J. Bennett. «Trajan Optimus Princeps. A life and times»

Ссылки


Предшественник:
Нерва
Римский император
98117
Преемник:
Адриан



Эта статья входит в число избранных.
Она была признана участниками проекта
одной из лучших статей русского раздела Википедии.
 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home